Джазовые четверги: Jazz Establishment

Как известно, «джаз – это блюз, получивший высшее образование», поэтому закономерным продолжением блюзовых встреч в рестобаре «Порт Артур» стали джазовые концерты, на которых каждый четверг выступают лучшие петербургские вокалисты и инструменталисты

0
470

Джазовые четверги «Jazz по бокалам» продолжают серию концертов при участии лучших музыкантов Петербурга. 17 марта на сцене «Порт Артур» выступило импровизированное трио Jazz Establishment. Коллектив, собранный специально для этой встречи, планирует продолжать выступления в формате цикла концертов в разных направлениях – Funk Establishment, Fusion Establishment и так по другим стилям.

На сцене с одним из лучших звучанием в городе саксофонист Юрий Бедрак, пианист Арман Сидоркин и барабанщик Владимир Павличенко исполнили основополагающие произведения законодателей жанра – Херби Хэнкока, Майлса Дэвиса, Стиви Уандера, Уэйна Шортера, Билли Кобэма, Сонни Роллинза. Во втором отделении концерта лидеры сольных проектов сыграли авторскую музыку с уклоном в фанк и фьюжн. Размеренный и живой джаз гармонично звучал на одной волне. На концерте присутствовали, помимо поклонников импровизации, известные петербургские музыканты.

Лидер трио Jazz Establishment Юрий Бедрак рассказал JazzPeople, где проходит грань между салонным и интеллектуальным джазом и почему джем можно сравнить со спортивной импровизацией.

«В составе  нашего трио собрались музыканты, с которыми мы давно знакомы. Например, с пианистом Арманом Сидоркиным мы сотрудничаем с 2006 года – на тот момент мы выступали в разных коллективах. Он играл в основном танцевальный джаз, я фанк, и нередко пересекаясь в музыкальных кругах, постепенно создавали совместные проекты. Я на саксофоне, Арман на клавишных, а за ударной установкой – Владимир Павличенко. Сейчас большую часть времени каждый из нас посвящает сольным проектам, некоторые из них связаны с театром, а постановка требует особой художественной подготовки.

Составляя программу на 17 марта, мы решили отойти от популярных мелодий и знаменитых джазовых стандартов – они будут, но исключительно редко исполняемые. Каверов на нашем концерте зрители тоже не услышат. Играть слишком сложную музыку мы не планируем. Я могу ошибаться, но понятие фри-джаза в нашем городе сейчас не очень развито среди слушателей, поэтому с экспериментами пока повременим.

Джазовый джем как спортивная импровизация

Сейчас джаз ушел далеко вперед, и звучание, которое мы слышим на пластинках, могут позволить себе только мастера жанра, которые прослеживают традиции джаза с 1940-60-х годов. Эпоха эта уже прошла, и создавать аутентичный джаз становится все сложнее. Сам я воспитан на фьюжн-проектах, и сегодня электронные эффекты используют многие коллективы. Если бы у меня появилась такая возможность, я бы обязательно создал трио с участием джазового органа.

Джаз, как известно, построен на импровизации. И здесь может быть два явления – джемы и концертная программа. Отличаются они тем, что на первых музыканты играют устоявшиеся ever-green композиции, то есть те, которые наверняка знают все из собравшихся. Звучание в результате складывается как паззл из фрагментов, каждый из которых сыгран с индивидуальным восприятием музыкантов. Джем я бы сравнил со спортивной импровизацией. Концертная программа – это другой формат, и все-таки на стадии репетирования музыканты оговаривают репертуар, стиль игры.

Я не стал бы называть джаз – музыкой элитарной. На мой взгляд, так сложилось, что есть композиции, которые можно отнести к жанру салонного джаза, для легкого прослушивания и создания шарма мероприятия. Эти произведения стоят на стыке классики и джаза. Вторая категория композиций – это музыка более вдумчивая, требующая вдохновения и творческого подхода, в некоторой степени интеллектуальная. Составляя программу на вечер, музыкант всегда учитывает место, где он будет выступать, какая публика придет и характер мероприятия.

Сказать, лучше звучит джаз, когда его играют или поют, сложно. Это скорее на вкус слушателя. Я как музыкант для себя я рассматриваю голос исключительно как инструмент. Я могу привести немало примеров, где вокал и игра на инструментах цепляют одинаково сильно. Мне близок больше мужской вокал, и, вероятнее всего, это связано с тем что в российском джазе недостает именно певцов. Я только играю на саксофоне, не пою, но в свою игру могу вложить те эмоции, которые достигаются особой манерой пения.

Здесь же я бы добавил, что джаз можно воспринимать не только в клубе или на фестивале. Джаз прекрасно интегрируется в театральную культуру. Уже 4 года мы с успехом занимаемся проектом «Иосиф Бродский. Пилигрим», объединяющий и литературное слово, и музыкальное. Мы не планировали запускать этот литературно-джазовый перфоманс к 75-летию поэта – первый концерт вышел к дате его смерти, а вот уже четыре года спустя проект обрел более цельную форму, мы доработали его, в нем звучат, джаз, фанк, фьюжн, реже этно-джаз. Мы с группой чтецов и других музыкантов решили начать этот проект с целью создания качественного отечественного продукта. На российской сцене, в том числе джазовой, сегодня достаточно иностранных текстов песен, и мы взяли на себя ответственность заполнить этот пробел».