Шапиро Хентофф Послушай что я тебе расскажу jazzpeopleЭто история джаза, рассказанная музыкантами, чья жизнь фактически и является историей. В результате данную книгу нельзя считать очередной попыткой воспроизвести формальную историю джаза, которая уже была отражена в ряде изданий, появившихся за последнее время. История академичного толка пишется теми, кто не участвовал в ее создании. Это же – история джазовой музыки, которую рассказывают сами музыканты.

«ДЭННИ БАРКЕР. Мальчиком я рос в Новом Орлеане, и одним из самых ярких воспоминаний детства была музыка. Я помню, как мы, ребята, во время наших игр внезапно начинали слышать звуки музыки, доносящиеся невесть откуда. Это было как явление свыше, подобно северному сиянию. Звуки играющих людей были так чисты, что они заполняли весь воздух, но мы не могли понять, откуда они приходили, эти звуки. Тогда мы начинали бегать в разные стороны и искать, крича: «Туда!», «Сюда!» И иногда, побегав вокруг, обнаруживали, что никто поблизости не играет, но эта музыка нисходила на нас почти все время. Город был просто наполнен звуками музыки.

КЛАРЕНС УИЛЬЯМС. Да, Новый Орлеан всегда был очень музыкальным городом. Счастливым городом. Во время больших праздников Марди Грас и на рождество все дома были открыты и повсюду танцевали. Да, для вас был открыт каждый дом и вы могли войти в любую дверь, поесть, выпить и присоединиться к тамошней компании.

Цветные и белые бэнды часто устраивали настоящие музыкальные сражения, иногда даже с противоположных сторон озера

ДЭННИ БАРКЕР. Там было множество мест развлечений, где предоставляли работу музыкантам, не считая частных вечеринок, балов, званых вечеров, похорон, банкетов, свадеб, крестин, католических причастий и конфирмаций, пикников на берегу озера, загородных скачек и рекламирования в деловых целях. В течение карнавального сезона Марди Грас любая встреча обязательно сопровождалась какой-нибудь музыкой, и в каждом квартале обычно приглашали своих излюбленных музыкантов, игравших по соседству. Это мог быть Джо Оливер, который жил на углу, или Чики Шерман, игравший на чьем-то рояле, или Сэндпэйпер Джордж, или Хадсон со своей дудкой, которую теперь называют «базука», или же Аль Пику на «казу», вставленном в старый ми-бемоль кларнет, по которому он бодро перебирал пальцами. Цветные и белые бэнды часто устраивали настоящие музыкальные сражения, иногда даже с противоположных сторон озера. Тогда было в обычае устраивать пикники и всякие загородные семейные вылазки по воскресеньям в течение лета в такие места как Испанский форт, Уэст Энд,
Майленберг, Берч Таун и Сибрук. Город был разделен на две части Кэнел-стрит – по одну ее сторону жили люди «верхнего города», а по другую – креолы «нижнего города». Когда народ приезжал в Новый Орлеан, например, игроки и рабочие из Мемфиса, они говорили: «Пойдем-ка вниз, во французский город», и это означало, что они направляются вниз от Кэнел-стрит. Сторивилль был ниже Кэнел-стрит. Но насколько я знаю, люди называли все, что относилось к Сторивиллю, просто «Округом». Я никогда не слышал, чтобы это место называли «Сторивилль». Оно стало так называться лишь тогда, когда кто-то здесь на Севере написал об этом. Но для меня оно никогда не было Сторивиллем. Оно всегда было «Округом», районом «красных фонарей».

Danny Barker Lee Collins Arthur Derbigny Послушай, что я тебе расскажу jazzpeople

ЛУИ АРМСТРОНГ. В Сторивилле всегда играли много хорошей музыки. О нем и о его
музыкантах шло много разговоров еще тогда, когда слово «Округ» не имело столь плохого смысла. Сторивилль теперь обсуждается и изучается в колледжах и в некоторых больших университетах мира. А может и по всему миру. Спорю, что большинство молодежи и любителей из разных «хот-клубов», которые слышали название «Сторивилль», не имеют ни малейшего представления о том, что это было одно из величайших мест проституции в мире. Ближе к ночи женщины уже стояли в
своих прекрасных и откровенных нарядах на порогах домов и зазывали к себе ребят из проходящей мимо толпы. Наверное, Сторивилль образовался после разделения Нового Орлеана не две части. Кэнел-стрит служила границей между нижней и верхней частями города. Сразу же за Кэнел-стрит находился Сторивилль. Прямо от Кэнел-стрит начиналась знаменитая улица Бэйзин-стрит, которая также была связана со Сторивиллем. Где-то возле Сторивилля находился известный игорный притон под
названием «Клуб 25». То было место, где могли собраться все великие шулера, дельцы и сводники, они играли там в «коч» (в этой игре карты тасовались и раздавались из-под стола). Там вы могли бы выиграть или же проиграть огромную кучу денег. Эти дельцы проводили время в «Клубе 25» пока их девочки не заканчивали свою работу дома. Затем они шли к ним и проверяли их ночной заработок. Вообще, большинство проституток жило в разных частях города, но вечером они приходили в Сторивилль подобно тому, как вы ходите на работу. У них были также разные рабочие смены. Иногда две проститутки снимали одну и ту же хибару на двоих – одна работала днем, а другая вкалывала в ночную смену. Ибо «бизнес» такого рода в те дни был очень хорош – в устье Миссисипи со всего мира приходили большие корабли с многочисленными командами, и женщины всегда бывали полностью заняты».


Фрагмент из книги  Нэт Шапиро, Нэт Хентофф. Послушай, что я тебе расскажу
Издательство: Синкопа. – Москва. – 2000.

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К БЕСЕДЕ

Please enter your comment!
Please enter your name here