Гил Скотт-Херон (Gil Scott-Heron) был не просто музыкальным исполнителем, он выражал в своем творчестве собственные идеалы, боролся за правду, честно отражал в текстах песен постоянное стремление к свободе – одной из таких ярких и наиболее известных его композиций стала The Revolution Will Not Be Televised. На протяжении своей жизни Гил совершал ошибки, но тем не менее, оставил заметный след в истории развития нео-соула, джаза, фанка, ритм-н-блюза и рэпа.

Смелый Гил Скотт-ХеронGil Scott-Heron Гил Скотт-Херон JazzPeople

Гил появился на свет 1 апреля 1949 года в семье успешной оперной певицы и ямайского футболиста, который также очень любил музыку. Из-за того, что его родители быстро развелись, мальчик часто переезжал из одного города в другой –  первым пунктом назначения для него стал штат Теннесси, где он жил со своей бабушкой. Пройдя долгое путешествие через Иллинойс, где он родился и рос, Филадельфию, которая была местом его обучения, и наконец, Нью-Йорк, где он прославился и вырос в профессиональном плане, Гил Скотт-Херон «собрал воедино» музыкальное влияние всех штатов, создав собственный стиль.

До своей официальной карьеры музыканта он отличился в литературной сфере как поэт, писатель, опубликовав два романа. Спустя некоторое время в колледже Гил познакомился с пианистом Брайаном Джексоном (Brian Jackson), с которым началось совместное музыкальное творчество. Первоначально дуэт назывался The Black & Blues. Коллектив вдохновлялся работами известных американских современных поэтов и музыкантов, таких как The Last Poets.

Заключив контракт со звукозаписывающим лейблом Flying Dutchman, Гил выпускает свой дебютный альбом Small Talk at 125th and Lenox в 1970 году. Пластинки были словно давно ожидаемым «глотком свежего воздуха» в музыке того времени, а трек The Revolution Will Not Be Televised стал особенно популярным в связи с напряженной политической обстановкой в стране. Вот как прокомментировал это событие журналист американского издания Chicago Tribune Грег Кот:

«Вместе с Брайаном Джексоном они создали собственный джаз под влиянием соула и фанка , который привнес новую глубину в политическое сознание 70-х годов, вместе с музыкой Марвина Гэя и Стиви Уандера. В классических альбомах, таких как Winter in America и From South Africa to South Carolina Скотт-Херон взял за основу актуальные проблемы и превратил их в социальный комментарий и сатиру».

Столь смелый дебют был принят американскими слушателями с энтузиазмом и принес музыканту заслуженный успех. Поскольку в 1970-е годы рэп-движение только зарождалось, Гил Скотт-Херон стал известен как джазовый поэт.

Изменения в творчествеГил Скотт-Херон и другие музыканты JazzPeople

Его следующая работа Pieces of a Man 1971 года, была высоко оценена слушателями, продемонстрировав более мелодические мотивы, наряду все с теми же смелыми и откровенными текстами. Известной стала также композиция Гила Lady Day and John Coltrane, где по исполнению и голосовой подаче его сравнивали с Бобом Диланом. Еще одна запись, вновь привлекшая внимание, From South Africa to South Carolina, и в частности песня Johannesburg – зажигательная мелодия, ритмические мотивы и узнаваемый голос. Серьезным шагом в карьере певца стал контракт с новой звукозаписывающей фирмой Arista, специализирующийся на «черной музыке», и благодаря которому он стал еще больше известен в кругах рэп-музыкантов – они по сей день благодарны Гилу за полученное вдохновение и разнообразие, которые он смог внести в современный рэп.

В начале нового тысячелетия Гил Скотт-Херон был заключен в тюрьму дважды за хранение кокаина и после этого прошел очень долгий и тяжелый период реабилитации. Выйдя из заключения в 2007 году, музыкант продолжал играть вживую, но здоровье Гила резко ухудшилось. Во время гастролей, посвященных первому за 16 лет альбому I’m New Here, в 2010 году он тяжело заболел в Европе. К сожалению, запись, которая должна была предвещать его триумфальное возвращение на сцену, стала для певца последней. Не имея возможности гастролировать из-за плохого состояния здоровья, Гил занимался записью в студии и заканчивал работу над своими мемуарами, которые писал всю жизнь. 27 мая 2011 года легенда нео-соула умер в возрасте 62 лет в Нью-Йорке.