Джаз – музыка свободных людей, считает руководитель знаменитого «Ленинградского диксиленда» заслуженный артист России Олег Кувайцев.

В начале января у руководителя знаменитого «Ленинградского диксиленда» заслуженного артиста России Олега Кувайцева юбилей. День рождения отмечает и Филармония джазовой музыки, в которой Олег Григорьевич и его коллектив работают уже не один десяток лет.

Страна Дикси

АиФ-Петербург: – Олег Григорьевич, знаю, что «Ленинградский диксиленд» признан лучшим даже на родине джаза в Америке. За счёт чего такой успех?

– Нашему оркестру 57 лет, в мире таких раз-два и обчёлся. Сохранить коллектив сложно, в той же Америке музыканты мигрируют из одного оркестра в другой. Наши оркестранты в основном люди в возрасте, но задор и отношение к делу такие, что молодые могут позавидовать. На концертах в Филармонии джазовой музыки зал – битком. И на протяжении 25 лет мы специально выступаем для детей. Это приносит плоды: растёт смена слушателей, а некоторые уже сами стали музыкантами.

Филармония джазовой музыки – это университет для музыкантов города, ребята перевидали многих американских звёзд, многое переняли. И если говорить о качестве петербургских исполнителей, к примеру, саксофонистов, то у нас такое количество блестящих профессионалов, что ни одному городу Европы не снилось. Петербург – столица Европы по джазу.

– Вы саксофонист, но ведь в диксиленде главное – банджо?

– Нет, это прежде всего – духовой оркестр и банджо. А знаете, как возник диксиленд? Когда закончилась испано-американская война 1898 года, с Кубы в порт Новый Орлеан прибывали военные музыканты и за бесценок продавали свои инструменты. Луи Армстронг первую свою трубу купил за 15 центов. А почему в диксиленде банджо, а не гитара? Банджо – это барабан, на который натянуты струны. Дело в том, что рабы на плантациях играли на барабанах, но им запретили, потому что боялись, что так они передают информацию. Тогда они натянули на барабаны струны.

Интересна и история появления слова «диксиленд». В XIX веке штат Луизиана с портом Новый Орлеан был французской колонией. Наполеон продал территорию американскому правительству. Но так как большинство населения продолжало говорить по-французски, то на десятидолларовой купюре сделали надпись на двух языках. С одной стороны английское Ten, а с другой – французское Dix, что в народе читали как «дикси». Территорию, на которой ходили такие странные деньги, стали называть «Страна Дикси» – «Дикси Лэнд». И когда спрашивали: «Откуда эти ребята, которые так хорошо играют?», им отвечали: «Из Дикси Лэнда».

Заболел саксофоном

– А вы-то сами как оказались в джазе?

Мой отец был лётчиком транспортной авиации, кто-то из союзников подарил ему приёмник, и я услышал завораживающую музыку – это был джаз, а мне казалось: лилипутики играют. В музыкальной школе учился на баяне, а когда увидел саксофон – просто заболел этим инструментом.

Закончил Политехнический институт, играл в студенческом оркестре, стал инженером, а как-то проходил мимо клуба Калинина и увидел объявление: «Требуется саксофонист». Меня взяли, но я поставил условие: «Можно буду брать саксофон домой, заниматься?» Потом пригласили в профессиональный оркестр, и надо было решать – остаться инженером (а к этому времени у меня и сын родился) или стать музыкантом, практически уйти «в никуда». Я выбрал джаз. А на саксофоне до сих пор не наигрался, занимаюсь каждый день. Сейчас мы делаем новую программу, которую сыграем 24 января, к 70-летию прорыва блокады. Военные песни хорошо ложатся на наш стиль.

– Опыт общения с джазменами показывает, что они общительные, весёлые люди. Почему?

– Потому что джаз – это музыка свободных людей. В нашей сфере, действительно, много интересных людей, с юмором. А все беды делаются персонажами, которые насупливают брови.

Сначала познай инструмент, потом музыку, а потом – просто играй, – Чарли Паркер, тенор-саксофонист, один из основателей стиля бибоп

Беседовал корреспондент «АиФ Санкт-Петербург»