Приветствую всех! С вами снова радио-шоу «Вечера в стиле блюз» и его ведущая Даша Винокурова. Сегодняшний выпуск посвящен одной из самых известных исполнительниц блюза.

Ее голос покорил многие сердца, а трагическая смерть в 27 лет оставила без ответа множество вопросов. Это породило огромное количество домыслов, мнений и версий произошедшего. Но, погружаясь в расследование давно минувших событий, мы рискуем забыть об истинной цели, ради которой она жила. Это музыка, это желание открыть душу, бездонную и бесконечную. Это потребность выразить неподдельные эмоции и заставить слушателя проникнуться ими. Многое уже было сказано о трагической судьбе бунтарки с юга, но мимо ее личности пройти просто невозможно. Пусть на ближайшие 40 минут для нас оживет та самая Дженис Джоплин, чья недолгая, но ослепительная карьера заставила музыкальный мир замереть в восхищении.

Другая Дженис Джоплин

Как это часто бывает, бомба замедленного действия появляется там, где меньше всего ожидаешь. Так и случилось в 1943 году, когда в маленьком консервативном городке Порт-Артур в штате Техас родилась Дженис Джоплин. Ее родители, как и все жители, подчинялись определенному укладу жизни, типичному для благовоспитанных американцев: заборчик из белого штакетника, улыбки, детишки-ребятишки, играющие во дворе, и новости, распространяющиеся по этой общине с молниеносной быстротой.

Джефф Хили JazzPeopleВечера в стиле блюз:
Джефф Хили

В такой обстановке выражать точку зрения, отличающуюся от общепринятой, было, мягко говоря, рискованно. Но она смела быть другой. Дженис увлекалась живописью и делала в этой области впечатляющие успехи. Но главной страстью стала музыка. Подружившись с компанией своих сверстников, увлекавшихся творчеством мэтров черного блюза, Джоплин с головой погружается в этот удивительный мир. Она слушает Бесси Смит, Ледбелли, в ее жизнь врываются Биг Мама Торнтон и Одетта.

Дженис Джоплин JazzPeopleИз звуков, как из мельчайших клеточек, формировался ее внутренний мир и музыкальный вкус. Душа расцветала, и желание посвятить себя музыке постепенно росло. А окружающий мир был жесток. Из-за внешнего вида и увлечений Джоплин постоянно терпела оскорбления и издевки сверстников. С одной стороны, она не была сахарной девочкой и могла постоять за себя, а с другой… все это оборачивалось психологическими травмами, от которых она так и не смогла избавиться. Они превратились в трещину, незаживающую рану, которая становилась все больше. В итоге маскировкой для нее стали наркотики и алкоголь. Доза – и ты свободна! Ты чувствуешь драйв, эмоции захлестывают! Эйфория не дает дышать! И при этом Дженис была болезненно неуверенным в себе человеком. Даже став известной певицей, она почти всегда была одна и чувствовала себя лучше наедине с собой, чем в коллективе.

Такой внутренний раздрай, возможно, и спровоцировал ту неподражаемую, гипертрофированную манеру пения, по которой мы узнаем Дженис Джоплин. Склонившаяся над микрофоном, вцепившись в него всеми пальцами, с закрывающими лицо растрепанными волосами, она представляла собой обнаженный нерв, реагирующий на малейшее движение эмоций. Кстати, вполне возможно, что все это идет и от ее жизненной позиции, которая была близка философии битников.

Первые концерты

Джоплин говорила так: «Хиппи верят в то, что мир может стать лучше. Битники же знают, что лучше не станет, и говорят: да пошел бы этот мир к черту, будем отрываться и хорошо проводить время»

Первые исполнительские опыты Джоплин приходятся примерно на самое начало 60-х, когда она начала обучение в колледже города Бомонт, а потом поступает в Техасский университет в Остине. Снова не найдя понимания среди сокурсников, но заведя знакомства с местными аутсайдерами, увлеченными поэзией битников и блюзом, Дженис частенько катается с ними в Луизиану и посещает концерты любимой музыки. Ну и, конечно, наслаждается своим любимым коктейлем Southern Comfort, благо возрастной ценз на алкоголь там был не 21 год, а 18 лет. И как раз в это же время началось увлечение наркотиками. Спустя год такого богемного образа жизни, сидя на спидах и выпивке, Дженис решила порвать с этим. Она вернулась в Порт-Артур и думала наладить свою жизнь. Все могло бы быть иначе, но желание петь пересилило. Сначала она покорила публику в Остине, а потом уехала в Сан-Франциско. Там началась новая страница ее биографии.

Дженис Джоплин JazzPeople

В то время команда Big Brother and the Holding Company искала вокалиста. Дженис сразу им понравилась, она гармонично влилась в коллектив, и творческий процесс закипел. При этом она постоянно писала письма домой, но ответа не получала. Радость приносили успехи группы. Она даже завела специальный альбом, куда собирала вырезки положительных рецензий. По мере того, как музыкальную сцену Сан-Франциско начали замечать по всей стране и называть очагом контр-культуры, росла популярность Джоплин.

Кульминацией этого периода стало выступление Big Brother на фестивале в Монтерее в июне 1967 года, где команда разделила сцену с The Who, The Grateful Dead, The Mamas and Papas и другими. После концерта группа проснулась знаменитой. Все прекрасно понимали, что погоду сделала именно Дженис. И главное – она сама это прекрасно знала. Сразу же был подписан контракт с Columbia Records, начался тур… и снова возобновились эксперименты с наркотиками. Сначала это было весело, потом стало отдушиной во время постоянной отдачи на концертах, а затем превратилось в глубокую зависимость.

Дженис Джоплин JazzPeopleПосле выхода второго альбома Cheap Trills раскол в Big Brother стал виден невооруженным глазом. Часто бывает, что когда выделяется более талантливый и креативно мыслящий участник, группа рассыпается, и ничто уже ее не спасет. Критики превозносили Джоплин и совершенно «опускали» остальных. В скором времени в истории их сотрудничества была поставлена точка.

Сольная карьера Дженис началась вместе с аккомпанирующей группой Kozmic Blues Band. Состав был сформирован по стилю Мемфиса, включал духовые. И саунд существенно отличался от команды из Сан-Франциско. Главной проблемой стало то, что подобных коллективов было в то время много, и затея Джоплин по завоеванию звукового пространства не удалась.

Проблем прибавила разгромная статья в Rolling Stone. Внутренняя трещина росла, но публика этого не видела. Она для всех была первой леди рок-н-ролла, и ей приходилось этому образу соответствовать. Эпатаж был маской, за которым скрывалась надломленная и страдающая душа. Особенно показательно в этом отношении посещение родного города, который, напомню, был очень консервативным. Пройдя по улицам в полном антураже, она устроила шоу на весь Порт-Артур.

Посмертная пластинка Pearl

Желание уехать с гордо поднятой головой обернулось прессингом со стороны журналистов и полным разрывом с семьей. Последней каплей стала фраза, брошенная матерью: «Жаль, что ты родилась».

Распрощавшись с прошлым, Дженис принялась за запись печально знаменитого альбома Pearl. Он вышел спустя 6 недель после ее смерти и стал самым совершенным ее творением. Пластинка взлетела в чартах, очень успешно продавалась и, как это ни цинично, факт безвременного ухода Джоплин придавал всему особый шарм. Все вспоминали о ней, но, увы, не своевременно. Порой кажется, что она не могла существовать в реальном мире. Он был слишком жесток и несправедлив к ней. И Дженис отвечала тем же. Удивительно, как в ней могли уживаться готовность отдавать всю себя людям и глубокая, почти болезненная, замкнутость.

Дженис Джоплин JazzPeople

Показателен случай, описанный Полом Ротшильдом в книге «Жизнь и смерть Джима Моррисона». Встреча Джоплин с героем книги произошла на вечеринке Хидден-Хиллз.

Все начиналось неплохо, и было видно, что они оба друг другу симпатизируют. Но если на Дженис алкоголь действовал умиротворяющее и делал ее совершенно очаровательной, то Моррисон напротив становился весьма мерзким типом.

…Наконец она сказала мне: пойдем отсюда. Джим, пошатываясь, побрел за ней. Он добрался до машины, начал говорить что-то, но она послала его подальше; он ее больше не интересовал… Джима такой ответ не удовлетворил: он схватил ее за волосы, после чего немедленно получил по голове бутылкой Southern Comfort и вырубился. На следующий день на репетиции он повторял: «Какая женщина! Дай мне ее номер телефона!»

… Он влюбился: физическая конфронтация – это была его стихия! Мне пришлось сказать ему: нет, Джим, Дженис не считает повторную встречу хорошей идеей. Так они больше и не увиделись. Он был сокрушен.

Творчество Дженис Джоплин вызывает неоднозначную реакцию. Сама ее жизнь теперь, спустя несколько десятилетий после гибели, превращается в мифологию рока. Но есть то, что подделать очень сложно: голос, живущий до сих пор. Голос, который не лжет. Верить можно только музыке, которая и покажет нам ее настоящую.