1. Луи «Сэчмо» Армстронг

В июне 1932 ода во время своего первого европейского турне Луи Армстронг выступил в лондонском «Палладиуме». Именно тогда редактор английского джазового журнала Melody Maker («Мелодии Мейкер») Матисон Брукс назвал трубача Сэчмо, по незнанию исказив его американскую кличку Satchelmouth («Сумчатый рот»). Лондонское прозвище понравилось Луи намного больше новоорлеанского.

2. Клиффорд «Брауни» Браун

Клиффорд Браун был вундеркиндом. Взяв в руки трубу в 13 лет, он уже через 3 года удивлял своей блестящей техникой зрелых мастеров. В город, где Клиффорд по кличке Брауни, изучал математику в Делаверском колледже, приехал оркестр Диззи Гиллеспи. Один из его трубачей опаздывал, и Диззи предложил Брауни занять его место. Это музыкальное крещение мгновенно создало ему репутацию восходящей звезды. Сам Брауни рассказывал, как после одного джема Чарли Паркер подошел к нему и сказал: «Я не могу этому поверить. Я слышал, как ты играл, но просто не могу поверить этому!»

3. Бен Brute Вебстер

Хотя Бен Вебстер всегда подчеркивал свою эстетическую зависимость от школы Коулмана Хокинса, ему удалось разработать глубоко индивидуальный музыкальный язык. Агрессивно-мужественному звучанию тенора Хокинса Вебстер противопоставил исполненную тонкой лирики поэтическую интимность.

Парадоксально, что за Вебстером в джазе закрепилась кличка, более подходящая Хокинсу. Его прозвали Brute. Слово это подразумевает животное начало, грубо-чувственную и жестокую природную силу. Однако мягкий сентиментальный человек, Бен Вебстер был далек от каких-либо брутальных поползновений. Все творчество Вебстера было неизбывным и страстным поиском любви.

4. Джон Беркс «Диззи» Гиллеспи

Невиданные в джазе динамика, скорость, гибкость, драматизм исполнения, интенсивнейший свинг снискали Джону Берксу Гиллеспи прозвище Диззи, то есть головокружительный, ошеломляющий. Каждый его концерт был необычайно театрализованным. Он всегда каламбурил, сыпал шутками, общался с публикой.

Клоунада и эксцентрика концертов Гиллеспи были продолжением эксцентричности его музыки и жизни. К примеру однажды он выставил свою кандидатуру на пост президента США и устраивал по этому поводу шумные джазовые предвыборные митинги. Своим поклонникам он обещал переименовать Белый дом (White House) в Блюзовый (Blue House), а Майлса Дэвиса назначить директором ЦРУ.

5. Бенни Гудман «Король свинга»

Еще при жизни Бенни Гудман, заслуженно или нет, стал символом джаза, получив титул «Короля свинга». С середины 1930-х и до конца 40-х он воспринимался музыкантами и слушателями джаза как признанный король этой музыки. Редкая импровизационная изобретательность, необычайно экспрессивное звучание инструмента, свингующая манера игры, фантастическая инструментальная техника, природный артистизм придают гудмановской музыке высочайший эмоциональный накал. Оркестр Бенни Гудмана был первым выступившим с филармоническом концертом джазовой музыки биг-бэндом в нью-йоркском концертном зале Карнеги-холл.

6. Майлс Дэвис «Князь тьмы»

На протяжении 4-х десятилетий Майлс Дэвис создавал свой имидж Князя тьмы – порочного, циничного, высокомерного и саркастичного. Он не скрывал своей ненависти к белым, увлекался женщинами и наркотиками. Почти все его интервью были пересыпаны матом, и даже сам его голос больше походил на хрипловатый, свистящий шепот. Голос он навсегда сорвал в конце 1950-х, когда после операции на горле позволил себе на кого-то накричать.

Во всем этом не было бы ничего загадочного, если бы не парадоксальное несоответствие сценического образа Дэвиса его повседневному характеру. Вне сцены он был молчаливым и даже застенчивым, постоянно старавшимся скрыть свои истинные эмоции.

7. Чарли Bird («Пташка») Паркер

По одной из версий, изначально прозвище Чарли Паркера звучало как Yardbird, и многие переводят его как «Птичий двор», так как полагают, что в течение жизни в отношении Паркера чаще использовали сокращенную форму Bird – Птица.

Однако если копнуть глубже, в словаре можно найти точное определение слова yardbird – «новобранец» или «заключенный». Вряд ли имеет смысл говорить о некоем заключении саксофониста, а вот «новобранец» может быть вполне применимо к началу творческого пути Паркера. Он настолько поразил джазовое сообщество своим дебютным выступлением, что сразу оказался в кругу лучших из них – стал новобранцем.

По другой версии, 15-летнего Чарли первыми называть Bird стали его друзья. Джеймс Коллиер в своей книге пишет, что это из-за большой любви Паркера к жареным цыплятам. Продолжая разговор об этом же прозвище, следует заметить, что сам Пташка (именно так переводили советские критики) часто упоминал его, непосредственно или косвенно, в названиях композиций, например, Yardbird Suite, Ornithology, Bird Gets the Worm, Bird of Paradise.

В 1948 году, по итогам опроса джазовых критиков, Чарли Паркер был объявлен лучшим джазовым музыкантом года. Тогда же в Нью-Йорке открылся клуб его имени – Birdland («Страна Пташки»), где 5 марта 1955 года Паркер последний раз выступал перед публикой.